В Узбекистане началась эпидемия пыток

Uznews.net – Пенитенциарная система Узбекистана стала убивать чаще, а пытать массово, целыми колониями. Так власти Узбекистана «причесывают» своих отбывающих наказание граждан перед выборами президента Ислама Каримова.

В эти осенние месяцы в дома узбекистанцев стали чаще поступать тела их родных из мест лишения свободы с откровенными следами насилия, не оставляющих сомнения в том, что причиной смерти стали пытки.

Правозащитная организация «Мазлум» имеет данные о 20 случаях смерти под пытками лишь за последние полтора месяца, признаваясь при этом, что это может быть лишь «верхушкой айсберга». Очень небольшое число родных заключенных имеют возможность связаться с правозащитниками, и не боятся этого делать.

По данным «Мазлум», главными жертвами пыток являются заключенные, осужденные по религиозным мотивам, им, по традициям узбекской пенитенциарной системы, достаются самые изощренные по жестокости пытки, которые могут лишь затихать или усиливаться, но никогда не прекращаются.

Руководитель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурат Икрамов обнародовал на прошлой неделе два случая доставки тел погибших в Андижанской тюрьме заключенных. Правозащитник не сомневается, что в обоих случаях причиной смерти стали пытки.

Труп 40-летнего отца четырех детей Фитрата Салохиддинова был привезен его семье в Учтепинский район г. Ташкента 12-го ноября в 10 часов утра из Андижанской тюрьмы Т-1.

Как сообщает ИГНПУ, под давлением сотрудников МВД Узбекистана, которые в составе 20 человек сопровождали тело, а также наблюдали за процессом похорон, родные погибшего были вынуждены быстро предать его земле, не сделав ни одного фотоснимка его избитого тела.

Фитрат Салохиддинов был осужден в 2000 году по обвинению в причастности к организации «Хизб-ут-Тахрир», отбывал срок в колонии «Жаслык» на севере Каракалпакстана, а затем в Андижанской тюрьме строгого режима.

Через три дня, 15-го ноября в Ташкенте хоронили другую жертву Андижанской тюрьмы – 42-хлетнего отца троих детей Тахира Нурмухамедова. Он погиб 13-го ноября в Андижане, затем его тело было перевезено в Ташкент, в колонию «Сангород».

Его похороны также проходили под наблюдением сотрудников МВД Узбекистана, требовавших от его родных ускорить ритуальные церемонии и как можно скорее спрятать в земле свидетельства еще одной насильственной смерти.

Как рассказали ИГНПУ родные Тахира Нурмухамедова, он был осужден в 2002 году за принадлежность к организации «Хизб-ут-Тахрир», в которой никогда не состоял. Отбывая срок в Андижанской тюрьме, он не раз жаловался своим родным, приезжавшим к нему на свидания, что его постоянно бьют и пытают. Среди своих мучителей Нурмухамедов называл оперативных сотрудников по фамилии Якубов и Хакимов.

ИГНПУ имеет на руках еще шесть заявлений или сообщений о смерти заключенных от пыток за последнее время. Но, по словам Сурата Икрамова, у них нет пока точной проверенной информации по этим случаям, так как правозащитники тоже ограничены в своих перемещениях, и им очень сложно связываться с родными погибших.

Что же происходит в тюрьмах и колониях Узбекистана?

Сурат Икрамов отвечает на этот вопрос, говоря о том, что сегодня в Узбекистане идет физическое истребление осужденных по религиозным мотивам, а пытки из застарелой проблемы Узбекистана превратились в настоящую чуму, перешагнувшую эпидемиологический порог.

Пытки, массовые избиения, ломки заключенных во всех колониях и тюрьмах Узбекистана усилились, по данным Икрамова, в августе.

В это время, как рассказывает правозащитник, почти во всех колониях страны начались акции протеста заключенных, недовольных условиями заключения, скудным питанием, постоянными издевательствами и избиениями. Тем, что религиозные заключенные не попали под прошлогоднюю амнистию, а те, кто должен был выйти на свободу, отсидев свой срок, были оставлены в неволе по вновь сфабрикованным обвинениям.

В некоторых колониях, как говорит Икрамов, для подавления протестов и бунтов заключенных были вызваны внутренние войска МВД, а затем сами надзиратели своими силами ужесточили пытки, чтобы окончательно сломать тех, кто еще способен бунтовать.

Кроме того, как говорит Сурат Икрамов, не исключено, что усиление пыток может быть связано и с предстоящими в стране выборами президента. Ведь руководству страны известно, что жители большой узбекской тюрьмы являются люто ненавидящей режим Ислама Каримова оппозицией. Возможно, что до выборов власти хотят ее немного «причесать».

Об усилениях пыток и издевательств над заключенными говорит и руководитель правозащитного общества «Эзгулик» Василя Иноятова. По ее словам, она может судить о том, что в тюрьмах и колониях происходит что-то ужасное, по количеству жалоб, начавших поступать в ее организацию от родных заключенных.

В этих жалобах они жалуются, что их близкие находятся на грани смерти, что их ежедневно пытают и избивают в заключении, и это насилие необходимо остановить.

«Я не получала данные о смерти под пытками в последний месяц, но знаю, что пытки многократно усилились, и допускаю, что люди умирают, – говорит Иноятова. – Ведь люди не железные – кто может терпеть и выносить пытки бесконечно?».

Председатель Общества по правам человека в Узбекистане (ОПЧУ) Талиб Якубов, ныне проживающий в эмиграции во Франции, рассказал на личном примере, что тюремная мясорубка в Узбекистане заработала на все сто процентов.

В начале ноября его дочь побывала в колонии «Жаслык» где содержится ее муж – правозащитник Агзам Фармонов. По словам Талиба Якубова, его дочь с трудом узнала в посиневшем от избиений человеке своего мужа.

Как рассказал жене Фармонов, с 10-го по 20-ое октября он был брошен в одиночную камеру с сырами бетонными стенами, и во время его нахождения там пятеро надзирателей по очереди методично избивали его, привязав в холодной батарее. Эти избиения продолжались целых два дня. Когда Фармонов терял от боли сознание, его приводили в чувство, и все начиналось заново.

С 23-го мая по 19-е июня Агзам Фармонов провел в штрафном изоляторе, где его постоянно били дубинками по спине и пяткам. Когда он вышел из ШИЗО, то не мог самостоятельно передвигаться – ему помогали другие заключенные.

«Во время ноябрьского свидания моя дочь сама видела, до какого состояния доведен ее муж: его спина больше была похожа на синий кусок мяса, он еле двигался, из ушей шел гной», – говорит Якубов.

Истории жертв пыток можно продолжать и продолжать. Но все время возникает вопрос: зачем так измываться над людьми, что они сделали?

По мнению Сурата Икрамова, осужденные по религиозным мотивам ничего плохого не сделали. За всю его правозащитную практику он не встречал ни одного человека, который на самом деле представлял бы угрозу, а главное, чья вина была бы доказана.

«Эта жестокость, возможно, объясняется тем, что Каримову нужны «враги народа», на кого можно свалить свои неудачи в политике и экономике», – говорит Икрамов.

По словам же Якубова, это свойства тоталитарных режимов, творящих насилие ради насилия. Как можно объяснить зверства Гитлера и Сталина? Зверства Каримова можно отнести к этой же категории. Разница лишь в том, что он все еще жив и все еще продолжает править страной.

Uznews.net

One Response to “В Узбекистане началась эпидемия пыток”

  1. aka Says:

    ILTIMOS UZBEKCHA NARSALAR HAM BERINGLAR!!!!!!!

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s


%d bloggers like this: