УЗБЕКСКАЯ ОППОЗИЦИЯ НЕ ЕДИНА В ПРИНЦИПЕ, НО ТЕМ НЕ МЕНЕЕ СИЛЬНА

Абдурахим Пулат
Председатель Партии «Бирлик»

(Часть 1. Оппозиция не едина)

Стало модой говорить как о слабости узбекской оппозиции, так и о ее разрозненности. В качестве одной из причин этого называют личные негативные взаимоотношения ее лидеров и их непомерные амбиции.. Верно ли такое утверждение, правильно ли поставлен диагноз?


Самый легкий ответ – и да, и нет. Потому что, невозможно количественно определить как степень «слабости и разрозненности», так и «силы и единства», не говоря уж о степени амбициозности. Тем не менее попробуем это сделать.
То что делается внутри узбекской оппозиции важно не только для узбеков, оно важно для всей Центральной Азии, и вообще, для всего постсоветского пространства. Очень многое в судьбе этих регионов будет определять Узбекистан, после того как к власти в этой стране придут думающие о будущем своего народа и страны люди. Уверен, ими будут демократы.

I. ОППОЗИЦИЯ НЕ ЕДИНА В ПРИНЦИПЕ

Во-первых, надо сказатьследующее. Народное движение «Бирлик» – первая оппозиционная организация в Узбекистане, созданная 11 ноября 1988 года – на первом этапе объединил в своих рядах широкий спектор людей, недовольных существующим режимиом. Здесь были националисты, для которых движущей силой было только желание увидеть Узбекистан независимым. Они были очень далеки от идей демократии, многие из них просто не понимали что это такое. Они рассматривали демократию как лишь модный лозунг тех бурных перестроечных времен. В то же время в «Бирлике» было много истинных демократов, сторонников проведения в Советском Союзе глубоких реформ, именно в результате которых Узбекистан стал бы независимым. Другая группа активистов народного движения состояла из людей, для которых более важными были возможности использования ветров перемен для усиления роли ислама в жизни общества.
Конечно, такое разделение довольно условное. В оппозиции было много людей, которые в той или иной степени разделяли убеждения всех указанных трех групп. К тому же, на первом этапе борьбы, когда преобладали краски романтическего энтузиазма и все-таки главентствовала идея независимости, различия явно не обнаруживались. Но именно это обстоятельство было бомбой замедленного действия.

1.1. Бомба замедленного действия

Я как председатель Оргкомитете движения, а потом и как избранный председатель организации, увидел эту бомбу одним из первых. Но не думал, что процессы будут развиваться слишком быстро и отсутствие единства станет уже на том этапе определяющим фактором. Я очень много обращал внимния на работу с представителями указанных трех груп и старался убедить всех, особенно, представителей, если так можно сказать, националистического и исламского крыла, что только демократия является тем инструментом, при помощи которого мы можем добиться всех наших целей, в том чиле, и их целей. Скажу откровенно, исламисты понимали меня лучше чем националисты. Поэтому, я уверен в том, что именно благодаря антидемократической политики руководства Узбекистна многие умеренные исламисты разочаровались в демократии и примкнули в последующем к радикальным течениям.
Ради справедливости надо сказать, что внутренние противоречия были присущи не только нам, но и всем народно-демократическим организациям, возникшим в годы перестройки во-всех советских республиках. Казалось, это было нормальным явлением, и немедленной опасности не представляло.
Впоследствие все народно-демократические организации, как и следовало ожидать, распались по интересам. Созданные на их базе политические партии продолжили борьбу за достижение своих целей уже в независимых государствах. Тоько в Узбекистане раскол произошел до независимости.
Было ли это случайным? Конечно, нет. И причиной этого является не только упомянутая разношерстность узбекской оппозиции, ведь, таковыми были все оппозицонные организации в республиках бывшего Союза. Причина была в другом.
Ее надо искать в роли Узбекистана в бывшем Союзе. Узбекистан был самой крупной мусульманской страной с преимущественно тюркским населением. Разве этим не все сказано?! В Кремле и на Любянке это понимали не хуже всех.
Именно это понимание было причиной того, что Андропов начал антикоррупционную борьбу, правда, тогда это называлось менее прозаично – узбекское или хлопковое дело, в Узбекистане, который по уровню коррумпированности явно уступал, например, кавказским республикам. Имеено в ходе «хлопкового дела» была разгромлена стараая политическая элита республики, и был очищен путь к восхождению в ташкентский Олимп нынешнему «хозяину» – Исламу Каримову, надежному человеку Москвы.
А вот еще один пример особого отношения Москвы к Узбекистану. Я проиллюстрирую его на довольно частном примере. В 1989-90 годах «Бирлик проводил массовые акции с требованием прекратить использования труда узбекских юношей в стройбатах и разрешить им, в большинстве своем плохо владеющим русским языком, проходить воинскую службу в самом Узбекистане и чтобы служба проходила на узбекском языке. После одного из наших выступлений в Ташкент приехала комиссия ЦК КПСС, которая имела встречу и с нами. В перерыве я случайно имел возможность поговорить с одиним из членов комиссии в неформальной обстановке. Он был сотрудником Отдела административных органов. Я в разговоре упомянул о разном отношении Москвы к народно-демократическим организациям в советских республиках и прямо сказал, что в отличие от других республик, давление на нас чрезвычайно высокое и врядь ли эта иницатива местных коммунистов. Тогда он искренно сказал: «Вы что, нас за дураков считаете. Дай вам волю, «Бирлик» через три месяца придет к власти». Меня поразила не только его откровенность, а то, что он говорил мои же мысли.
Я в одном уверен. Не раскололи бы “Бирлик” “вовремя”, то именно Узбекистан скорее всего был бы настоящим могильщиком СССР.
Поэтому, причину раскола «Бирлика» надо искать в понимании Москвой того факта, что мы могли придти к власти за три месяца. Ташкентские ставленники Центра именно с целью предотвратить наш приход к власти, спровоцировали раскол в рядах оппозиции. Теперь уже ставшее историческим заседание Центрального Совета «Бирлика» от 8 октября 1989 года полностью заснято в видеофильм и никто не сможеть обвинить меня даже в неверном истолковании событий, не говоря уж о лжи.
Тогда группа националистов-писателей во главе с Салай Мадаминовым (литературный псевдоном – Мухаммад Салих) предложили остановить выступления против существующего режима, начать сотрудничать с коммунистическим режимом и выполнить требования режима об кадровых изменениях в руководстве «Бирлика». Получив отпор от большинства членов Центрального Совета, группа покинула заседание и впоследствие создала полностью поддержанную властями Народное движение «Эрк», которое было преобразовано в одноименную партию, после отмены знаменитой 6-ой статьи конституции СССР о монополии Компартии на власть.
Надо особо подчеркнуть, что призыв к сотрудничеству с коммунистаму прозвучали почти в те же дни, когда знаменитый Дмитирий Сахаров под звериные окрики коммунистов на Съезде народных депутатов СССР заикаясь от воления, но мужественно отчеканил слова: «Надо запретить Компартию как организацию, у которой руки до локтей в крови».
Очень точны слова известного поэта Шукурулло, побывавшего в начале 50-ых годоа прошлого столетия в сталинских застенках, который на том собрании обращаясь к будущим эрковцам сказал: «Вы делаете работу КГБ. Вы уничтожаете национальное движение».
На самом деле, как можно понять умом поведение националистов, жаждущих независимисти от режима, символом которого были коммунисти, сотрудничать с коммунистами. Как потом выяснилось, Каримов по одиночке тайно встречался с националистами и высказал якобы свою поддержку идеи независимости, если они откажутся от демократических требований. Неужели эрковцы попались как дети на простой обман. Что-то не верится.
Вот что пишет по этому поводу турецкий исследователь Хусейин Адигузел в книге «Демократическое движение в тюрецком мире. Народное движение «Бирлик» Узбекистана и Народный фронт Азербайжана» (Фонд «Личность и Демократия». Стамбул. ISBN: 975-97334-0-4):
«Если даже считать, что группа Мухаммада Салиха не сработалась с Абдурахимом Пулатом и в поисках поддержки сотрудничала с коммунистическим режимом Каримова, т.е. их поступок был политическим маневром, то надо признаться, время было выбрано неудачное. Ведь еще не была достигнута главная цель – независимость. К тому же на носу были парламентские выборы… Тогда же и пошли слухо о том, что Мухаммад Салих, руководивший расколом, в результате которого «Бирлик» не смог даже принять участие в выборах, получил от властей подарки в виде двух квартир в центре Ташкента и стал базальтернативнно избранным депутатом по списку Компартии. Сперва таким слухам не поверили даже его враги. Но потом все подтвердилось документально. Оказывается, буквально перед выборами он подал заявление и в течение нескольких дней получил ордер (№ 034581 серия 03, 8 февраля 1990 года) на две квартиры под номерами 53-54 в доме № 8 в самом центре города, в массиве Ирригатор. Ведь было известно, что в Советском Союзе люди стояли в очереди на получение квартиры по 10-15 лет, а «главный враг» режима добился этого за несколько дней. Правда, Каримов отобрал эти квартиры решением суда от 18 февраля 1994 года, после того как сполна поиспользовал его против оппозиции, но это уже другой вопрос. Так же подтвердились слухи о том, что он был избран депутатом по списку Компартии. Документально было доказано, что этот список с его фамилией был утвержден в Бюро ЦК Компартии Узбекистана 15 ноября 1989 года. Что бы там не говорили, стало ясно, здесь имело место обыкновенное предательство».
В те же дни узбекское телевидение несколько раз повторно (честь, оказываемая только членам Политбюро) демонстрировало выступление Мухаммада Салиха, где он, в частности, сказал следующее: «Все оппозиционеры перешли в «Эрк», а в «Бирлике» осталась куча избежавших петлю сторонников Москвы». Полный бред, но было сказано именно так.
В то же время власти усилили репрессии против активистов «Бирлика». Оказавшийся под ударами, с одной стороны, властей, и с другой стороны, эрковцев, пользовавшихся полной поддержкой коммунистической власти, Народное движение «Бирлик» на несколько месяцев потерял работоспособность. Многие наши активиты разочаровались случившимся и после раскола просто покинули ряды оппозиции. За это время Каримов успел провести выборы в республиканский парламент и упрочил свое положение.
Глядя на то что произошло тогда с узбекской оппозицией и оцениивая состояние, в котором находится сейчас наш народ, невольно вспоминаешь слова великого Джавахарлал Неру: «Где есть предательство, там – рабство». Точнее не скажешь.
Я так подробно остановился на событиях, свзанных с расколом в рядах оппозиции не случайно. Я намеревался показать, что к трем факторам, определяющим разобщенность оппозиции в Узбекистане, добавились две новые – безответственность и предательство.
Эти пять факторов до сих пор определяют поведение узбекской оппозиции. Это – объективность, от которой никуда не сбежишь. Все попытки, по крайной мере, понять, не говоря уж о том как повлиять, на процессы, происходящие в рядах узбекской оппозиции, отвернувшись от них, обречены на провал.
Только «Бирлик» признает существование всех этих факторов, учитывает их в своей повседневной деятельности и поэтому является самой сильной оппозиционной организацией на сегодняшний день.
Правда, и в наших рядах имеются отдельные люди, призывающие забыть все что было ранее раз и на всегда, и более тесно сотрудничать с эрковцами, но как дело доходить до серьезных шагов в направлении сотрудничества, возникает стена недоверия. Стену могут убрать только сами эрковцы, признав свои ошибки. Они не собираются делать это, значить никто им всерьез верить не будет.

1.2. Псевдо-националисты превращаются в террористов

После президентских выборов 1991 года, Каримов уже узурпировавший власть полностью, решил окончательно рассправиться с оппозицией. Тогда он разогнал и партию «Эрк», из-за ее дальнейшей ненадобности. Лидеры как «Бирлика» так и «Эрка» оказались за границей. Здесь руководители партии «Эрк» робко начали говорить о допущенных ими ошибках, признавались, что Каримов просто обманул их. Казалось, оппозиция объединится вновь. Но этого не случилось. Почему?
Опять главентствующим фактором стало различие позиций демократов и националистов.
Целями бирликовцев были демократия и независимость. После независимости сохранилась диктатура, поэтому наше изгнание мы восприняли с достоинством. Мы знали на что шли и остались верными нашим демократическим идеалам. Это не просто слова. Вот, например, часть моего интервью журналисту Тенгизу Гудава из радио «Свобода» (12 июня 1994 года). Он спрашивает: «Считаете ли вы, что в сложившихся условиях этот режим в Узбекистане можно изменить только насильственным способом». Нет, отвечаю я, и обосновываю тезис о возможности демократических способов борьбы в условиях ее поддержки западным миром.
То же самое не скажешь об эрковцах. Они раньше думали только о независимости, как бы ради нее сотрудничали с диктатором, а потом оказались выкинутыми. Их обиду и злость можно понять. В дальнейшем движущей силой для них были именно злоба и ненависть к режуму Узбекистана и лично Каримову.
Естественно, они не верили в успех демократической борьбы. И исходя из своих убеждений готовились к новой схватке с властью. Какой схватке? Лучшим ответом на этот вопрос является следующая цитата из программной статьи Салая Мадаминова, опубликованной в газете «Эрк» (№ 2, 1994): «Алжирский моджахед ал Жазаирий в ответ на вопрос «Почему ваши люди не боятся смерти?» ответил так: «Мои воины верят в Аллаха. Знают, что их жизнь не в руках врага, а в руках Аллаха. Поэтому они не боятся смерти». И председатель «Эрка» продолжает: «Мы тоже должны воспитывать нашу молодёжь в таком духе».
Не кажется ли, что устами лидера этой партии говорил сам Усама бин Ладен?
Я же думаю, что и Аллах был бы против такой постановки вопроса. Ибо Он дал человеку голову и разумно прожить с ёё помощью есть более правильное толкование исламских ценностей.
Но разговор сейчас не об этом, а о том – для каких целей “Эрк” собирался воспитывать современных смертников?
А последующие выступления лидера этой партии по радио “Свобода” и его неоднократные заявления о том, что они создали подпольные структуры или его рассуждения о том, что иногда для общества полезно кровопускание, а война является одной из средств решения политических проблем (август, 1994), а затем сообщение узбекской прессы о том, что властями задержаны обученные эрковцами за границей террористические группы, говорят сами за себя.
В этом вопросе мое мнение однозначно: Руководители партия этой партии раз отступившие от демократических идеалов и обманутые Каримовым, уже думали только о банальной мести и для этого были готовы воспитывать молодежь в качестве смертников.
Кстати, надо сказать то, что живущие в Турции руководители партии «Эрк» готовились к террористической войне, я знаю не только по сообщениям прессы. Я сам лично видел этих ребят, из которых собирались готовить «демократических» камикадзе, предупреждал руководителей этой «демократической» партии о последствиях их действий, и какое они окажут влияние на судьбу узбекской демократии. Но тогда они слушались других советников.

1.3. Очередная попытка объединиться

В середине 1992 года у бывшего вице-президента и премьер-министра Узбекистана Шукрулло Мирсаидова розошлись пути с президентом Каримовым и он перешел в ряды оппозиции. Он не просто перешел, но решил объединить оппозицию. Дело было не простое. В 1993-94 годах эрковцы на всех парах готовились к террористической войне, и ни с кем даже разговаривать не хотели. Однако, они ничего не смогли сделать. Подготовленные им в Турции ребята то ли сами немедленно пришли к властям с повинной, то ли их задержали сразу поле возвращения из-за границы.
Эрковцам ничего не оставалось кроме как обратного превращения в демократов. Именно в это время Шукрулло Мирсаидов вновь вышел с обращением к бирликовцам и эрковцам забыть старые распри и объединиться. Началась практическая работа. В то время я жил в Турции, Салай Мадаминов – в Германии, Шукрулло Мирсаидов – в Ташкенте.
В мае 1995 года активисты «Бирлика» Абдуманноб Пулатов и Пулат Охунов подготовили проект Заявления, которую должны были подписать Шукрулло Мирсаидов, Салай Мадаминов и я. В коротком заявлении подтверждалось наше стремление к объединению ради будущего нашего народа,и нашей страны, и объявлялось создание Совета по координации деятельности демократических сил Узбекистана. По требованию Салая Мадаминова даже был убран из текста пункт об осуждении насильственных действий. Видимо, он решил, что это намек на его прошлое.
И, наконец, Заявление было подписано нами по факсу 17 мая 1995 года.
Но радость продлилась недолго. Не прошло и полусуток, как Абдуманноб Пулатов и Пулат Охунов получили по факсу письмо от Салая Мадаминова. Тект гласил: «Как я узнал после подписания Заявления, Абдурахим Пулатов уже начал хвастаться, что это объединение произошло по его инициативе. Истинными инициаторами всех объединений был всегда «Эрк», тогда как Пулатов был всегда против этого. Мы не верим, что поведение Пулатова когда-либо измениться. Поэтому я аннулирую свою подпись под Заявлением».
Надо сказать, что тогда не было Интернета и электоронной почты, и по этой простой причине, я не смог бы похвастаться, даже если очень захотел сделать это за такой короткий период.
Модно ли понять поступок лидера демократической партии, который в такой ответственный период в жизни страны разрушает единство оппозиции, только по причине того, что кто-то другой на его взгляд кажется черезчур хвастливым. В начале мы подумали, что это очередной признак безответственности руководителя партии «Эрк».
Но через некоторое время поползли слухи о том, что живущие заграницей руководители этой партии устанавливают тесные связи с различными исламским фондами как в Турции, так и Германии. Как раз в это время Салай Мадаминов стал коломнистом одной исламской газеты, издающейся в Турции. Его выступления по узбекской программе радио «Свобода» больше стали походить на речи религиозного клерка, чем демократа.
У меня нет никакого сомнения, что новые хозяева Салая Мадаминова, занявшие место Ислама Каримова в жизни партии «Эрк», а на этот раз ими были радикальные исламские структуры, разузнали о нашей совместной акции и приказали ему срочно отозвать свою подпись под Заявлением об объединении на демократической базе.

1.4. «Демократы» за шариат

В это время в Афганистане укреплял свои позиции Талибан. Он установил свою власть везде, кроме северо-запада, где были сильны позиции таджиков под предводительством Шах Маъсуда и севера, где были прочны позиции узбеков под руководством Абдурашида Достума.
Я хорошо помню 26 мая 1997 года. В этот день мы с журналистом, бывшим депутатом Верховного Совета Узбекистана Жахангиром Мухамамадом приехали из Истанбула, где проживали уже в течение 4-х последних лет, в местный офис Управления по беженцам ООН в Анкаре для утрясения каких-то вопросов в связи с нашим предстоящим отъездом в США в качестве политических беженцев.
А два дня тому назад Толибы взяли оплот узбеков в Афганистане Мазари-Шариф, и о судьбе Абдурашида Достума ничего не было известно. Однако, мы узнали от наших знакомых, что Абдурашид Достум этой ночью приехал в Анкару и было известно в какой гостинице он находится. После того как мы решили все наши дела в офисе ООН, поехали в гостиницу Стад (название гостиницы я установил из моих записей, относящихся к тем дням). Нашли помощников генерала Достума, представились и попросили встречу с ним.
Через некоторое время мы сидели у него в номере и обсуждали сложившуюся ситуацию в Афганистане. Говорили также и об Узбекистане. Выяснилось, он довольно хорошо разбирался в внутриузбекистанских делах, включая внутриоппозиционных. На вопрос как он относится к президенту Каримову, ответил коротко: «Он нам помогает».
Как известно, Мазари-Шариф пал в результате предательства со стороны его ближайшего помощника – генерала Абдумалика. Достум надеялся на скорый реванш, но пока даже не имел устойчивой связи с частями своих войск, ушедших в горы, и как сам он признался, они следили за событиями на севере Афганистана по передачам радио Свобода и ББС, в особенности, ББС на персидском.
Во время нашей беседы в номер зашел один из его помощников и сказал ему что-то, я думаю по таджикски. «Я считал этого бачча (бачча – мальчик по таджикски) человеком, оказывается он предатель», воскликнул Достум уже на узбекском. А потом добавил для нас: «Оказывается, только что по радио Свобода выступал Мухаммад Салих и выразил свою поддержку силам Талибов, взявших Мазари-Шариф».
Для нас это не было нечто неожиданным. Еще год назад в Истанбул приезжал лидер Исламского движения Узбекистана Тахир Юлдаш и встречался, в частности, с нами, т.е. со мной и Жахангиром. Он был тогда уверен, что с помощью Талибан скоро возьмут Ташкент, предложил быть мне президентом при новой власти и помочь установить хорошие связи с Западом. Власть, естественно будет исламской, а министром обороны – Жума Наманганий.
Я сказал, что никогда не буду сотрудничать с силой, за которой стоят мракобесы-талибы. Тахир Юлдаш бесуспешно пытался убедить меня, что Талибы не мракобесы, а прогрессивные мусулмане. В конце концов он сказал не без доли угрозы: «Тогда я буду договариваться с Мухаммадом Салихом».
Очень скоро мы узнали, что они договорились. Как я уже говорил выше, из его выступлений по радио Свобода и ББС уже трудно было различить, то ли это демократ, то ли мулла.
На следующий день после встречи с Достумом мы вернулись в Истанбул. Первым делом я дал интервью радио «Свобода» и ББС, высказал свое понимание ситуации в Афганистане, выразил поддержку населению Мазари-Шариф в борьбе против Талибан. Потом мы послушали запись выступления Салая Мадаминова, сделенную по нашей просьбе одним из наших друзей во время повторной передачи узбекской программы радио «Свобода». В двух словах это выступление можно выразить таким образом: «Это хорошо, что Талибан взял Мазари-Шариф. Теперь и здесь будет стабильность. Наконец-то узбеки получат равные права с пушутунами, так как Талибы не признают наций, для них главное – умма (исламская община). В Узбекистане также необходимо установить такую стабильность». Я хорошо помню очередной вопрос журналистки радио Свобода, вернее вопль светской женщины: «Что вы говорите, Салих ака! Ведь Талибы хотят установить шариат, они наденут на нас паранджу». На что «демократ» эрковец спокойно отвечает: «Раз мы мусмульмане, мы не должны бояться норм ислама. Шариат это норма, к которой мы все должны стремиться. Все должно быть по исламу».
Тогда же на основе своего выступления по радио «Свобода» я написал статью «Критический взгляд на афганскую политику», в которую включены также вышеприведенные шедевры-изречения эрковского «демократа». Статья опубликована в те же дни в журнале «Харакат», № 2(9), 1997.
Кстати, Тахир Юлдаш в те дни опять был в Турции, и как я знаю от наших общих знакомых, в основном он находился вместе с эрковцами. Видимо обсуждали программу будущего «президента» страны.
Через некоторое время лидер «Эрка» посетил Кабул. Что он делал там, если с Тахиром Юлдашем все обговорено уже в Истанбуле? Здесь не может быть двух мнений: будущему «президенту» надо было отметиться у лидеров Талибан и Ал-Каиды.
А дальше были февральские (1999 год) взрывы в Ташкенте. Власти обвинили лидера «Эрка» как одного из их организаторов. Я не зная насколько он был вовлечен в те события, но уверен, его связи с Талибаном в определенной степени вдохновляли реакционно-экстремистические силы в самом Узбекистане.

1.5. Америка нам поможет?

Начало антитеррористической войны и разгором сил Талибан американцами сильно охладил пыл активистов партии “Эрк”, мечтавших придти к власти на штыках этих средневековых фанатиков. Лидер их партии даже не смог скрыть свою раздраженность по поводу появлениия американцев в Центральной Азии, в частности в Узбекистане. Чтобы не признавать положительной роли прихода США в Узбекистан, он даже пытался поиздеваться над нами, приводя пример присутствия США в Саудовской Аравии. А мы приветствовали приход американцев в наш регион, считая, что это обстоятельство поможет возрождению истинно демократической оппозиции после десятилетней спячки.
Мы однажды откровенно столкнулись во время дискуссии в рамках программы Тенгиза Гудава «Центральная Азия и Кавказ» в радио «Свобода» 20 ноября 2001 года. Это было время когда американские войска были уже на узбекской авиабазе Хонабад, а ожесточенные бои в Афганистане еще продолжались.
Чтобы не быть голословным приведу часть текста той беседы, взятой из сайта радио «Свобода» (svoboda.org/programs/RTL/2001.112001.asp):

* * *

Тенгиз Гудава: Господин Салих, но все-таки я хочу заострить вопрос именно на этом пункте. Вот, представим гипотетически, что Америка осталась в Центральной Азии и установила тут свои военные базы. Многие считают, что это дало бы толчок демократизации всего региона – вы это отрицаете. Почему?
Мухаммад Салих: Если бы американские военные базы могли бы помогать демократизации какой-нибудь страны, то Саудовская Аравия давным-давно стала бы демократической.
Тенгиз Гудава: Абдурахим Пулатов, вот развитие военного сотрудничество США и Узбекистана – совершенно новый аспект нашей эпохи, к чему это может привести? Может ли Узбекистан со временем войти в какую-либо из военно-политических структур Запада?
Абдурахим Пулатов: Во-первых, хотел бы сказать: это то, что мы хотели, потому что любая форма сотрудничества с США и Западом, я уверен в этом, будет способствовать развитию нашего региона, и самое главное для нас, развитию демократии в Узбекистане. Поэтому мы однозначно поддерживаем начало присутствия Запада, США в любой форме в нашем регионе, и сотрудничество в военной области… Ну если сравнить с положением в Саудовской Аравии, я думаю, это просто неуместно. То есть это вот такой поверхностный подход, я бы сказал, несколько наивный подход. Саудовская Аравия – это почти средневековье, а Узбекистан 70 лет прожил в условиях светского общества.

* * *

Можно понять тогдашнее состояние Салая Мадаминова/Мухаммада Салиха, расстороенного разгромом сил Талибана, на помощь которых он надеялся, но чтобы отрицать роль американцев в демократизации нашего региона нужно быть больше чем просто недемократом.

1.6. Дело не в амбициях лидеров, а в их принципах

Неужели после всего этого найдутся серьезные люди, которые будут утверждать, что отсутствие единства в рядах узбекской оппозиции есть резултать амбициозности и нетерпимости по отношению к друг другу ее лидеров.
Дело не в амбициях, а в принципиальном различии двух мировозрений, носителями которых являлись бирликовцы и эрковцы, и их лидеры.
«Бирлик» был, есть и будет последовательным борцом за демократию.
«Эрк», по крайной мере, их лидеры, как мы уже увидели, меняют цвет чуть ли не каждый день. Позавчера они националиста, вчера демократы, затем террористы, потом сторонники шариата. Было бы очень наивно думать, что за такой партией пойдет хоть какая-нибудь значительная группа людей, даже в таком неразвитом обществе, какое имеется в Узбекитане.
Я уже говорил выше о том, что внутренние противоречия были присущи не только нам, но и всем народно-демократическим организациям в республиках бывшего Союза. Но там люди действовали более ответственно, до независимости раскола не допустили. Ни о каком предательстве там не могло быть и речи.
То что произошло у нас можно еще обяснить слабостью гражданского общества, вследствие чего не было механизмов воздействия на неопытных лидеров и их безответственность стала чуть ли не болезнью. Но предательству не может быть ни какого оправдания.
Итак, наличие в рядах узбекской оппозиции такой организации как «Эрк», способствует ее ослаблению.
В то же время, главной силой узбекской оппозиции, безусловно является «Бирлик».
Основной удар репрессий властей Узбекистана обрушивается именно на эту партию. Власти дважды пытались физически расправиться с его лидером, им удалось зверски убить ряд активистов «Бирлика», среди них, бывшый депутат узбекского парламента, руководитель Кашкадаринской областной организции партии Шаврук Рузимурадов.
Так в чем же сила узбекской оппозиции, в частности, «Бирлика»? Вот об этом хотелось бы поговорить далее.
II. ОППОЗИЦИЯ ТЕМ НЕ МЕНЕЕ СИЛЬНА

Я не собираюсь говорить о перестороечных временах, когда оппозиция имела миллионы сторонников и была близка к тому, чтобы придти к власти.

Кстати, основные события, свзанные с деятельностью оппозиции в те годы, записаны на ленту и распространенные в сотнях экземплярах, давно стали частью истории нашего народа. Истории героической борьбы узбеков, добившихся сперва придания своему языку статуса государственного языка, а затем, в результате нашей борьбы, частью которой было открытое выступление «Бирлика» против ГКЧП, и независимости.

Здесь буду говорить о том, что было после разгрома оппозиции в 1992-93 годы и что мы имеем сейчас.

Сила и слабость – понятия относительные. Да, узбекская оппозиция слабее существующей власти. Да, она слабее чем оппозиция в Украине, Грузии и Азербайжане.

Узбекская демократическая оппозиция сегодня слаба перед режимом, который готов, как показывают, например, события в Андижане, расстреливать свой народ автоматами и пулеметами. Демократы отвергают путь насилия и поэтому даже от отчаяния не возмутся на адекватные действия.

В Украине и Грузии власти никогда нe доходили до расстрела своего народа, Азарбайджанские власти не уничтожали физически своих оппонентов. Поэтому сравнивать нашу силу с такими странами было бы по крайней мере не логично.

В Узбекистане установлена свирепая диктатура, аналога которой нет ни в одном постсоветском государстве. Сравнение с Туркменистаном было бы также не уместно, так как там никогда не было заметной демократической оппозиции.

Если исходить из существующих реалий, узбекская оппозиция достаточно сильна. Каримов пытается вот уже 17 лет физически уничтожть оппозицию, но не смог и не сможет. Потому что узбекская оппозиция имеет корни в народе. Такого нет ни в одной из центральноазиатских стран.

Не в обиду будет сказано нашим соседям, но надо признать, что казахская и киргизкая оппозиция являются номенклатурной. В борьбе за власть часть номенклатуры поднялась против другой под демократическими лозунгами. В этом нет ничего плохого. Я сожелею, что в Узбекистане нет такой оппозиции. Ведь, номенклатурная оппозиция, вооружившись демократическими лозунгами, хочет или не хочет будет вынуждена претворять в жизнь хотя бы часть своих лозунгов.

Силу узбекской оппозиции надо оценивать исходя из существующей в Узбекистане реальности. А реальность такая, что в нашей стране установлена одна из самых страшных диктатур конца 20-го и начала 21-го века. Узбекская оппозиция противостоит именно ей.

2.1. Из оппозиции в правозащитники

В 1993 году оппозиция потеряла всякую возможность для легальной деятельности. Сначала, по решению Министерства юстиции, деятельность «Бирлика» была приостановлена на 3 месяца, а затем нас вообще лишили регистрации. То же самое случилось потом с партией «Эрк» и она перешла в оппозицию.

Перед нами стал извечный вопрос: Что делать и как делать?

Мы, бирликовцы, решили, несмотря ни на что будем дейстововать строго в рамках демократических принципов и будем стремиться к возвращению на официальную политическую арену. Для этого мы должны, в первую очередь, добиться прекращения репрессий властей против оппозициии. А для этого, в свою очередь, надо показать мировому сообществу размах репрессий каримовского режима и опираясь на помощь демократического мира заставить изментиь политику правительства. Конечно, мы понимали, для этого мы должны превратиться в правозащитников.

На этом поприще мы сделали грандиозную работу. Очень скоро весь мир узнал, что творится в Узбекистане. Один только пример. В 1995 или 96 году президент Каримов приехал с официальным визитом в Германию. В те дни радио «Свобода» цитировала одну из немецких газет: «Желающие воочию увидеть средневекового диктатора приглашаются в аэропорт. Сегодня к нам приезжает президент Узбекистана Ислам Каримов». Я сам лично читал американскую газету, которая писала: «На Генеральную Ассамблею ООН не приехали палачи типа Милошевича и Саддама, но Каримов и Мугабе уже здесь».

Если бы не было узбекских правозащитников, размах репрессий в Узбекистане был бы сравним со сталинским периодом, когда мир не знал, что творилось тогда вплоть до смерти диктатора.

Смело можно сказать, что усилиями бирликовцев в Узбекистане было создано беcпрецедентное для диктатур широчайшее правозащитное движение. Узбекские правозацитники при огромной поддержке московского «Мемориала» добилисть того, что Специальный Комитет ООН признал Узбекистан страной, где проводятся систематические пытки. После принятия резолюции этого Комитета с рекомендациями, а фактически, с требованиями, узбекское правительство было вынуждено признать пытки и обещать исправить положение в этой сфере.

Надо признать, что эта борьба не обошлaсь без жертв. Репрессии затронули и самих правозащитников. Два правозащитника, активисты «Бирлика» – Шоврук Рузимурадов (бывший депутат парламента страны, председатель Кашкадаринской областной организации «Бирлик») и Ахмаджон Тураханов (председатель Наманганской городской организации «Бирлик») были зверски убиты в застенках режима.

2.2. Борьба за гласность

Одной из главных принципов демократии является гласность. Не может быть демократии там, где нет независимых от власти средств массовой информации. Я уверен, что средства массовой информации должны быть независимы как от власти так и от оппозиции. Но в тоже время понимаю, что в условиях диктатуры только оппозиция способна сломать монополию правительства на средства массовой информации. Эта одна из задач оппозиции.

Узбекская оппозиция выполняет эту задачу. Еще во времена перестройки «Бирлик» начал выпускать одноименную газету. Затем появились газеты – «Эрк», «Независимый еженедельник», «Демократик Узбекистан», «Тумарис», «Эркин ёш» и др.

Сначала эти газеты печатались в самом Узбекистане. Затем они вынуждены были печататься за его пределами, но всегда распространялись в Узбекистане. Со временем все эти издания фактически прекратили свое существование.

В 1997 году «Бирлик» создал первый узбекскоязычный сайт в Интернете. Затем появились сайты других организаций. Хотя в Узбкистане доступ в Интернет имеют очень мало людей, а оппозиционные сайты блокируются властями, тем не менее демократы используют сполна возможности всемирной паутины для пропаганды демократических ценностей среди узбеков.

Но надо признать, что в этой сфере особая роль принадлежит журналу «Харакат», который издается за границей и распространяется в самом Узбекистане начиная с 1995 года. В эти дни выходит из печати 60-ый номер этого двухмесячника.

Журнал был организован активистами «Бирликa», проживающими га границей. Правда, сейчас журнал готовится при активном участии оппозиционеров, живущих и в самом Узбекистане. Он является общественно-политическим и правозащитным изданием.

Его тираж для такой страны как Узбекистан недостатoчный – 3 тысячи экземпляров. Но важно то, что практически весь тираж распространяется в самом Узбекистане.

Тем не менее, журнал «Харакат» сыграл выдающуюся роль в жизни демократов в конце прошлого века, когда оппозиционеры и правозащитники вели непростую борьбу за выживание в условиях жестокой диктатуры. Именно этот журнал сыграл решающую роль на этапе возрождения главной организации оппозиции – Партии «Бирлик» в 2001-05 годах.

2.3. Регистрация партии – обязательный этап на пути к нормальной деятельности

Целью любой демократической партии являтся либо завоевание власти посредством участия в выборах либо участие в управлении государством через своих представителей, избранных в органы власти. Чтобы участвовать в выборах необходимо быть зарегистрированной организацией. А целью диктатуры является не допустить оппозицию в политическую жизнь, значит не дать ей возможности зарегистрироваться.

По этой простой причине, регистрация политической партии, являющейся рутиным формальным шагом в демократических странах, превращается чуть ли не в главную задачу в недемократических странaх.

Надо сказать, власти Узбекистана с самого начала пытались создать непреодолимые, на их взгляд, преграды на пути регистрации политических партий. Например, в начале 90-х годов прошлого столетия, российские законы требовали 5 тысяч членов для регитрации политической партии, а в Узбекистане требовалось 3 тысячи.

Тем не менее Партия «Бирлик», тогда фунционирующая в составе Народного движения «Бирлик», сумела собрать 3,5 тысячи членов. Власти немедленно увеличили это число до 5 тысяч.

После начала широкомасштабных репрессий 1992 года, вопрос регистрации «Бирлика» как политической партии сошел с повестки дня.

В 2001 году была начата работа по возрождению оппозиции после 10 летнего вынужденного затишья. Была проведена колосальная работа и в течении двух лет прошли областные конференции и наконец в 2003 году состоялся съезд Партии «Бирлик». После этого началась работа по ее регистрации.

Министерство Юстиции 4 раза возвращало наши документы под абсолютно надуманными предлогами. Кстати, мы представили в министерство список из 5,5 тысяч членов партии. Когда мы выполнили все требования властей по поводу наших документов, они за короткий срок изменили Закон о политических партиях, и подняли число необходимых членов партии до 20 тысяч.

За три месяца мы довели число членов партии до 21 тысячи человек. Власти оказались в тупике. Правда, после кровавых Андижанских событий, процесс регистрации остановился, но мы все равно возобновим его.

Я хочу особо подчеркнуть, что наличие 21 тысячи членов Партии «Бирлик» ясно демонстрирует нашу политическую силу. Человек должен понимать, если в такой стране, где президент открыто лжет по телевидению, заявляя, что «Бирлик» является террористической организацией, а его правительство расстреливает мирных демонстрантов, в эту партию записывается 21 тысяча членов, это говорит о многом.

Сразу хотелость бы ответить нашим неблагожелателям, уже заявляющим: почему имея столько членов, вы не можете устраивать крупные акции протеста и заставить власти выполнять законы страны.

Они забывают, что перед нами стоит власть, не останавливающаяся ни перед чем, чтобы увековечить диктатуру. Она ясно показала в Андижане, что готова просто расстреливать свой народ. Мы – демократическая партия, а не партия смертников. Мы не воспитываем своих членов таким образом, чтобы они не думая бросались на смерть, даже ради светлого будущего или загробного мира, как это делали коммунисты, или как это сейчас делают фанатики.

Мы будем идти к демократии используя только демократические методы борьбы, стремясь не допустить потери. Жизнь человека – самая главная ценность для нас.

2.4. Прошедшие парламентские выборы

Как уже говорилось, участие в выборах является одной из главных целей политической партии. Именно, чтобы препятствовать нашему участию в выборах власти отказываются региcтрировать нас.

Но узбекские законы позволяют участвовать и нерегистрированным организациям фактически участвовать в выборах, используя возможности института выдвижения независимых кандидатов как в депутуты парламента, так и на президентский пост, от имени инициативных групп избирателей.

Активисты Партии «Бирлик» воспользовались этой возможностью во время парламентских выборов в конце 2004 года.

Сразу надо отметить, другие оппозиционные группы, включая некоторые правозащитные организации, до начало предвыборной кампании объявили о своем намерении бойкотировать выборы. В условиях отсутствия гласности эффект от такой акции был нулевым.

Но когда «Бирлик» объявил о своем намерении участвовать в выборах посредством выдвыжения своих кандидатов от имени инициативных групп, власти моментально зашевелились. В срочном порядке был изменен Закон о выборах. Если раньше для выдвыжения кандидата в депутуты необходимо было созвать собрание из 100 человек, теперь необходимо было участие 300 избирателей.

Даже этот небольшой штрих в противостоянии оппозиции и власти я рассматриваю как элемент борьбы между ними в правовом пространстве. Но основные баталии, естественно, произошли в избирательных округах.

Власти не ограничились увеличением минимально необходимого числа людей в инициативных группах. Во всех округах, в которых наши активисты начали процедуру созыва собрания инициативных групп, сотрудники местных властей, работники спецслужб и милиции буквально ходили по домам и предупреждали людей, чтобы они не осмелились идти на собрания, организуемые бирликовцами, которые являются врагами государства и лично самого президента Каримова. Наиболее активных людей привозили, часто по ночам, в милицию и пытались припугнуть, угрожая арестом и другими крупными неприятностями для членов семьи.

Несмотря на отчаянное сопротивление властей, нам удалось провести собрание инициативных групп избирателей в 10 округух и выдвинуть кандидатами в депутаты в нижнюю палату парламента страны активистов нашей партии, среди них 2 заместителя председателя партии – Пулат Oхунов (Андижанская область) и Исмаил Дадажанов (Ферганская область).

После этого борьба перешла на уровень избирательных комиссий, которые должны были регистрировать кандидатов. В большинстве округов, где были выдвынуты наши кандидаты, избирательные комиссии просто разбежались, они не появлялись на рабочих местах до конца срока регистрации. Наши обращения в Центральную Избирательную Комиссию оставались без рассмотрения.

К сожалению, ОБСЕ, его Бюро по Демократизации и Правам Человека, и посольства западных стран, включая США, остались глухи просьбам помочь нам, хотя бы на том уровне, на каком они оказывали помощь демократам в Азербайджане.

Тем не менее, я считаю, что наши попытки участвовать в выборах не прошли безрезультатно. Мы продемонстрировали скептикам не только из других организаций, но и своим внутренним, что в современных условиях даже с диктатурой можно бороться в правовом поле.

Необходимо отметить еще один важный момент. Мы продемонстрировали, что являемся самой главной оппозиционной партией, котороя готова бороться за власть с существующим режимом конституционными методами, мы приобрели бесценный опыт, который будет использован нами в следующих президентских выборах.

2.5. Сила оппозиции в ее устремленности в будущее

Узбекистан по темпам проведения политических и экономических реформ занимает последнее место среди всех стран бывшего советского блока, за исключеним, да и то спорно, Туркмeнистана. И как следствие этого, население нашей страны, лишенное всяких политических и гражданских прав, к тому же, находится на краю бедности. Узбеки, веками определявшие лицо всего региона – искусные земледельцы и предприниматели по природе – вынуждены батрачить в соседних и дальных странах.

Все оппозиционные партии предлагают почти одинаковые меры для выхода из этого катастрофического положения.

В политической сфере, это разделение трех ветвей власти, переход к парламентско-президентской системе правления, обеспечение гласности, уважение прав человека, свободные выборы и т.п.

В экономической сфере, это создание и обеспечение работоспособности истинно рыночных механизмов, признание права частной собственности на землю, серьезные реформы в финансово-банковской системе, поддержка малого и среднего бизнеса и т.п.

Эти меры охватывают задачи на ближайшее будущее, более того, они ориентированы на решение проблем лежащих на поверхности.

Да, эти меры обязательны и на пути их реализации нет препятствий принципиального харакатера. Для этого можно было бы использовать опыт остальных стран СНГ, если нынешние правители имели бы на это политическую волю, а не думали лишь об увековечении своей власти.

Однако, их недостаточно для решения главной проблемы, проблемы резкого повышения блогосостояния народа, по следующим причинам. Во-первых, природные богаства страны в пересчете на душу огромного населения Узбекистана совершенно недостаточны для решения стратегических проблем экономики. Во-вторых, из-за резкого прироста населения в последние десятилетия и игнорирования нынешним правительством проблемы создания новых рабочих мест уровень безработицы достиг небывалых размеров.

Эти две взаимосвязанные проблемы могут быть решены только при сочетании экономических и политических решений.

О каких политических решениях идет речь?

Речь идет о политических решениях по углублению региональных интеграционных процессов.

Первое. Центральная Азия, в первую очередь, побережье Каспия, богато такими дарами природы, как нефть и газ. Страны, прилегающие к морю, не способны в одиночку освоить их. Поэтому весьма далекие от региона страны спешат урвать здесь лакомый для себя кусок. Узбекистан может и должен участвовать в процессе освоения этих богатств.

Второе. Участие всех центральноазиатских стран в освоении общих богатств региона будет эффективным при углублении интеграционных процессов. Здесь необходимо принять к сведению и то, что окруженные такими крупными державами как Россия, Китай, Иран и Пакистан – центральноазиатские страны в одиночку не смогут эффетивно воспользоваться плодами независимости. Их интеграция только в экономической сфере явно недостаточна для решения стратегических вопросов. Необходимо двигаться по пути политической интерации, ориентируясь на создание структуры, анологичной Европейскому Союзу.

При этом:
– необходимо ориентироваться на западные (демократические) ценности;
– учитывая культурно-исторические корни, нужно всячески укреплять линию Центральная Азия-Азербайджан-Турция;
– необходимо добиваться, чтобы Центральная Азия стала не полем соперничества, а майданом сотрудничества для великих и региональных держав.

Третье. Общеизвестно богатство недр азиатской части России. На повестку дня надо поставить вопрос об их совместном использовании с Узбекистаном. Россия не обладает необходимыми людскими ресурсами для их освоения. В этом регионе избыточными людскими ресурсами обладают Китaй, Япония и Узбекистан. Перед лицом неизбежной экспансии в будущем со стороны Китая и Японии, Россия безусловно будет предпочитать ориентироваться на Центральную Азию, на Узбекистан.

Эти стратегические ориентиры, впервые озвученные в официальных документах Партии «Бирлик», ясно демонстрирует нашу устемленность в будущее, ибо эти проблемы будущего, будут решаться нами. Но уже сейчас мы должны создавать для этого базу.

III. БЛИЖАЙЩАЯ ПЕРСПЕКТИВА – ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ

Если смотреть на ближайшую перспективу, очевидно, наша цель – участие в президентских выборах 2007 года.

Говоря об этих выборах, нужно понимать жизненную необходимость выступления всей оппозиции единым фронтом. Более того, надо признать, что это возможно.

Я не противоречу сам себе, когда одновременно говорю о принципиальной разобщенности оппозиции, с одной стороны, и о необходимости и возможности объединения всей оппозиции перед выборами, с другой.

Насколько я знаю, партия «Эрк» в настоящее время находится в кризисе. Ее простые члены начали понимать пагубность политической линии руководства партии, проведенной в межсъездовский период. Большинство отвергает безпринципность ранее избранных руководителей, дошедших до сотрудничества с религиозными экстремистами. Несколько крупных областных организаций «Эрк», например, Кашкадаринская, Сурхандаринская и Бухарская, почти в полном составе уже давно перешли в «Бирлик».

К тому же, на последнем съезде (октябрь, 2003 года) «Эрк» раскололся. Основная часть партийцев избрали своим новым председателем Самада Мурада, придерживающегося исключительно демократичесих норм и принципов. Его поддержали подавляющее большинство делегатов съезда. Следовательно, от имени партии имеет право выступать только это большинство.

Правда, примерно четверть делегатов организовали свой съезд и переизбрали своим лидером Салая Мадаминова, но уже через несколько месяцев и они распались еще на несколько самостоятельных групп.

Уверен, «Бирлик» сможет объединиться как с группами «Эрк», так и с другими политическими партиями, в вопросе выдвижения единого кандидата оппозиции в президенты Узбекистана.

Мы бирликовцы и не скрываем, что хотели бы видеть в качестве единого кандидата представителя нашей партии. Но этот вопрос будет решаться, скорее всего, в рамках уже существующего Круглого стола оппозиционных партий и других демократических организаций Узбекистана – Давра Кенгаши.

Когда же будут выборы? Конституция Узбекистана на этот счет содержит явно противоречивые положения. Согласно 117 статьи, выборы президента проводятся в год истечения конституционного срока его полномочий – в первое воскресенье третьей декады декабря. Исходя из статьи 92 президент считается вступившим в должность с момента принесения присяги на заседании Олий Мажлиса Республики Узбекистан, а согласно статьи 90 он избирается сроком на 7 лет. Так как предыдущие выборы состоялись 9 января, а президент вступил на должность 21 января 2000 года, то выборы должны состоятся до 21 января 2007 года, но статья 117 предписывает другую дату выборов – 23 декабря 2007 года.

Так как в Узбекистане власти не считаются с законамы, то они могут устроить выборы по своему усмотрению как в декабре 2007 года, так и ранее. И мы должны готовиться к ним с учетом всяких неожиданностей.

Конечно, идя на выборы мы должны думать о победе и думаем о победе. Но учитывая сложивщуюся ситуацию, раскаладку политических и неполитических сил в стране, мы также должны четко представить, как будут разворачиваться события.

Если мы сумеем зарегистрировать кандидата оппозиции, можно реально рассчитывать на победу в выборах. Однако, у действующей власти достаточно возможностей для отказа регистрации под надуманными предлогами. Я говорю не о Центральной Избирательной Комиссии, которая согласно законам отвечает за проведение выборов, а о власти, потому что общеизвестно, эта комиссия не обладает самостоятельностью, а лишь только выполняет указания власти.

Выдвигать кандидата в президенты согласно Закону о выборах президента Узбекистана могут съезды политических партий, зарегистрированных по крайней мере за полгода до начала предвыборной кампании или инициативные группы избирателей в составе не менее 300 человек При этом, выдвижение кандидатур начинается за 65 дней и заканчивается за 45 дней до выборов.

Если выборы состоятся в декабре следующего года, у нас есть дастаточно времени, чтобы довести дело регистрации Партии «Бирлик» до конца и выдвинуть кандидата от имени партии. Сейчас, формально, у Министерство юстиции нет никаких законных оснований отказать нам. Именно, поэтому власти могут пойти на ранние выборы уже в этом году, тогда у нас не будет возможности даже думать ни о продолжении процесса регистрации, ни о выдвижении кандидата от имени партии.

Тогда, мы будем вынуждены немедленно начать действовать по второму варианту и готовить собрания нескольких интициативных групп по выдвыжению кандидата в президенты. Я думаю, это нам под силу.

В любом случае, для нас будет победой укрепление позиций партии, которое неизбежно в ходе важного политического процесса, какими являются выборы. Мы должны продемонстрировать обществу свою силу и добиться такого положения, чтобы власти впредь считались с нами.

Наш предвыборный лозунг – Добились независимости, добъемся и процветания, и свободы!

Июнь, 2006

2 Responses to “УЗБЕКСКАЯ ОППОЗИЦИЯ НЕ ЕДИНА В ПРИНЦИПЕ, НО ТЕМ НЕ МЕНЕЕ СИЛЬНА”

  1. Toj Says:

    Abdurahim teppasi ketgan bu kuningdan ulsang bulmaydimi Buncha Solihga osilasan.

  2. Bekjan Says:

    Ey solixing tojik bachchalarni qulida kukla bulib qolgan. Alisher Soipovni ham u uldirdi. Bir kun uzi ham jahannamga ketib qoladi.

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s


%d bloggers like this: